Новости СМИ за 13.02.2016 г. - 15.02.2016 г.

 
Число умерших от гриппа в России – не тайна, а манипуляция статистикой
 
Почему в России – «кривая» статистика по заболеваемости и смертности от гриппа? Сколько петербуржцев, сделавших прививки от гриппа все-таки заболели? Почему не помогают разрекламированные противовирусные лекарства? На эти и другие вопросы «Доктору Питеру» отвечает Алексей Яковлев, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии СПбГУ, главный врач Городской инфекционной клинической больницы им. Боткина.
- Алексей Авенирович, создается впечатление, что только Петербург так страдает от гриппа, в других регионах все относительно спокойно: эпидпорог по гриппу и ОРВИ превышен, при этом грипп выявляется редко, а умерших от него – единицы.
- Число зарегистрированных пациентов с гриппом зависит от их обследования. В регионах страны широкомасштабного обследования на грипп не было. В результате мы получаем информацию из регионов: погиб 1 человек, заболели 24. Любому специалисту понятно, что это абсурд. Такие цифры мы получаем, когда делаем 20 анализов в неделю (надзорный вариант). Еще Геннадий Онищенко говорил: то, что в России в пандемию умерли около 1000 человек, а в других странах — десятки тысяч, объясняется не благополучием, а несовершенным обследованием и выявлением болезни. Это касается не только гриппа но и других инфекций. Самый яркий пример — половина брюшного тифа регистрируется в Петербурге, а в других регионах, где это заболевание процветает, его нет вовсе или регистрируются единичные случаи заболевания. Потому, что либо обследуют допотопными методами, либо вообще не обследуют.
Во время пандемии 2009 года и наши возможности были очень ограниченными - всех обследовать не могли. Но уже к 2013 году мы выполняли лабораторную диагностику 98,6% всех поступающих в больницу им. Боткина. Это позволяло контролировать динамику по  гриппу А (H1N1).
В этом году какое-то время мы могли тестировать 100% поступающих в нашу больницу. Но число пациентов  удваивалось каждую неделю: 450-800-1600. Благодаря тому, что нам на помощь пришел Институт гриппа, в этот эпидсезон в Петербурге выполняли около 1000 исследований в неделю. Больше делали только в Краснодарском крае — 1300. Причем анализы делаем не только мы и больницы, перепрофилированные под прием пациентов с гриппом и его осложнениями, но и другие стационары города. Настороженность есть во многих стационарах, они тоже отправляют материал на диагностику. Хотя вполне могли бы этого и не делать, потому что в смерти от пневмонии 80-летнего человека, к примеру, нет ничего необычного, другие и искать бы ее причины не стали. А у нас ищут.
Но получается, чем лучше диагностика — тем хуже результат. Потому что некомпетентные специалисты, анализирующие цифры по заболеваемости и смертности от гриппа, делают выводы: плохо там, где много регистрируют заболевших и умерших от гриппа. А там, где их мало (никто не выясняет, каким гриппом болеют и от чего умирают), там все хорошо.
- Последние данные Минздрава: в России от гриппа умерли 388 человек, а от пневмонии – более 25 тысяч. Статистика – вроде игры «угадай диагноз». В прошлом году, когда гриппа, можно сказать, не было, Минздрав объяснял  рост смертности именно последствиями  гриппа и ОРВИ. Сейчас, когда уровень заболеваемости во многих регионах превысил эпидпороги, болезнь протекает тяжело и люди умирают, грипп, похоже, «прячут» за пневмонией. Зачем?
- В конце января мы получили информационное письмо, подписанное директором департамента мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Екатериной Какориной. В нем – рекомендации, как следует ставить диагноз. Документ, скорее всего, с инфекционистами не обсуждался, потому что в нем все странно, начиная с того, как кодируется диагноз «грипп», и до выставления диагноза «пневмония». Оказывается, напрасно мы учим студентов многие годы выявлять причинно-следственные связи: возбудитель - патогенез - последствия болезни. По тексту этого документа получается, что при сезонном гриппе может быть пневмония, а при «свином» - нет. Если у человека грипп, осложненный пневмонией, и много денег ушло на ее лечение, надо ставить диагноз «пневмония».
Похоже, названные вами цифры – результат выполнения этих рекомендацией в регионах, а сами рекомендации - один из вариантов манипуляции статистическими данными. Зачем? Непонятно. От того, что будет зарегистрировано много погибших от пневмонии и мало погибших от гриппа, ничего не изменится. Но при этом не будет применяться правильная терапия в лечении пациентов с гриппом на начальном этапе, когда есть риск развития пневмонии, и не будет правильных административных решений для организации эффективной помощи.
Конечно, абсолютно точной статистики, вообще, не существует — всегда есть некий уровень ее достоверности. Но чем он выше, тем легче нам прогнозировать, сколько коек надо всего, сколько надо коек для интенсивной терапии. Вот сейчас, например, снижается число зарегистрированных и госпитализированных пациентов. Количество больничных коек можно сократить, что мы и делаем. Но число коек интенсивной терапии сокращать нельзя — они должны оставаться в резерве, потому что в период снижения уровня заболеваемости появляется больше тяжелых форм.
- Судя по уровню госпитализации и смертности, эпидемия-2015 серьезнее той, что мы переживали в 2009 году.
- Пока нельзя делать выводы, насколько все серьезнее. Эпидсезоны, которые мы анализировали в предыдущие годы, охватывали по 13 недель. У нас — пока 6-я неделя гриппа. На этом этапе летальность, действительно, выше, чем в 2009 году. Еженедельная динамика заболеваемости была очень высокой, и медицинские учреждения, которые принимали пациентов с гриппом, выдержали очень большую нагрузку.
Сейчас наблюдаем только некоторое снижение интенсивности заболеваемости. Выводы, хотя бы предварительные, можно будет делать, когда закончится эпидподъем. Сейчас мы только можем сказать, что уровень госпитализации и смертности вырос. Еще мы можем сказать, что заболеваемость ничем не отличается от той, что переживает сейчас Европа. Там отмечают, что особенностью этого эпидсезона стало то, что очень тяжело болеет не только возрастная группа старше 65 лет, а население в возрасте от 15 до 64 лет. Эту же особенность мы видим и у нас. Дети же переносят грипп А (H1N1) легче.
- По неподтвержденным данным, в городе уже умерли от гриппа и его осложнений более  60 человек. Хотя эта цифра, скорее всего, заниженная.
- Общих данных по городу у меня нет. Могу сказать только, что в нашей больнице умерли уже больше 20 пациентов. Когда закончится сезон заболеваемости респираторными инфекциями, мы будем анализировать все клинические случаи, когда гибель пациентов могла быть связана с гриппом. Но проблема в том, что сейчас используются разные подходы к диагностике. Одно дело, когда диагноз устанавливается прижизненно по типичной клинической картине и лабораторно подверженному инфицированию гриппом. И другое дело – посмертная диагностика, при которой проводится забор материала для исследования из легкого и трахеи. Если грипп протекал с осложнениями, его лечили эффективными противовирусными препаратами, 30 дней человек дышал с помощью ИВЛ и умер от пневмонии, лабораторные исследования связь с гриппом могут и не установить – препараты его уже «убили». Это тоже приводит к искажению статистических данных. Мы считаем, что диагноз должен в первую очередь ставить врач – клиницист.  
Кроме того, точная диагностика – долгий процесс, занимает несколько дней, поэтому данные, которые мы используем, технически отстают от реального положения. Чтобы приблизительно оценить наши потери, можно сравнить число умерших в период эпидемии гриппа и в периоды, когда эпидемии нет.
- Журналистам называют только официально подтвержденные данные по смертности от гриппа, чтобы не сеяли панику?
- С журналистами понятно – до сих пор для них информация по смертности от гриппа была закрытой, поэтому они сами ее воспринимают с испугом и своих читателей/зрителей пугают. Впрочем, в этом эпидсезоне испугались не только они. Но журналисты должны понимать, где грань между правдивой информацией и возможностью вызвать панику. Врачи сообщают цифры о смертности, в том числе от гриппа, преследуя свои цели. Мы хотим, чтобы люди серьезнее относились к своему здоровью, хотим привлечь внимание к профилактике гриппа, так же, как его привлекают кардиологи - к профилактике сердечно-сосудистых заболеваний, онкологи – к профилактике рака.
А профилактика гриппа - вакцинация. И нынешний эпидсезон убедительно это показал: среди тяжело переносящих болезнь и среди умерших нет ни одного, сделавшего прививку от гриппа. Из 4 тысяч госпитализированных за эпидсезон, в больницу попали всего 7 вакцинированных. Ни один из них не был в тяжелом состоянии, в основном их доставляли по эпидпоказаниям – из организованных коллективов (кадеты, например). 
- Во время эпидемии тоже теоретически возможна профилактика, но, например, масок в аптеках нет.
- Заставлять тысячи людей надевать маски на стадионах или на улице бессмысленно с точки зрения научной эпидемиологии. Но очень эффектно в качестве демонстрации активности. В результате мы наблюдаем истерическое увлечение масками. Запомните: маску должен носить заболевший!
Вероятность защитного действия маски или оксолиновой мази — производной нафталина, для защиты от гриппа никем не доказана. В Японии, где все носят маски, болеют не меньше, чем у нас, потому что маска закрывает нос и рот, но остаются открытыми глаза, в которые тоже попадает вирус, а затем по слезным протокам заносится в носоглотку. И что же? Рекомендовать всем ходить в противогазах?
Несомненно, надо проводить влажную уборку, проветривать регулярно помещения, соблюдать личную гигиену — чаще мыть руки, лицо, промывать нос. А если почувствовали, что заболеваете, как можно быстрее обращайтесь к врачу и выполняйте назначенное лечение. Чем раньше оно начато, тем меньше риск развития тяжелых осложнений.
- А если врач поликлиники рекомендует для лечения «Арбидол», «Амиксин» или  «Анаферон», «Эргоферон» и прочие интерфероны?
- Лечение с плацебо эффективно в 30% случаях, это научно подтвержденные данные, и их еще никто не опроверг. Надо только помнить, что эти препараты вреднее плацебо.
Никакие индукторы интерферонов никак не влияют на течение гриппа и ОРВИ. Уровень эндогенного интерферона при таких заболеваниях изначально высокий, как и при активных хронических заболеваниях. И вообще, тема индукции интерферонов за рубежом умерла еще в 1960-х годах прошлого века. Этот метод терапии признан не дающим клинического эффекта. Более того, часто рекламируют препараты ремантадинового ряда, резистентность к которым установлена еще в начале 2000-х и сохраняется поныне. Никакие современные аналоги ремантадина не имеют доказанной эффективности для терапии гриппа. 
Можно и дальше критиковать препараты, которые, к сожалению, есть в рекомендациях Минздрава. Но мы четко разделяем препараты с доказанной эффективностью и те, что циркулирует на рынке. И считаем нецелесообразным тратить средства на лекарства без доказанной эффективности.
- Некоторые специалисты говорят, что прием препаратов с доказанной эффективностью существенно не влияет на вирус, потому что сокращают время болезни всего на 20 часов.
- Как правило, это говорят не инфекционисты, и они забывают, что использование этих лекарств позволяет спасать жизни пациентов с тяжелейшим течением «гриппозной пневмонии». И задача терапии с применением противовирусных средств – не быстрее вылечиться, а избежать тяжелых осложнений. Если бы у нас их не было, число погибших было бы гораздо больше. Грипп в стационарах и грипп, который человек может перенести в домашних условиях, особенно если он еще и привит, – можно сказать, разные болезни.
- В Петербург приезжал главный терапевт России, академик Александр Чучалин и призывал использовать новый метод лечения пациентов с дыхательной недостаточностью – ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация), если искусственная вентиляция легких не спасает.
- Эйфория, которая возникла под влиянием московских коллег о возможном использовании метода ЭКМО, не оправдана. Анализ показал, что лишь у 10% погибших от гриппа А (H1N1) в период с 2009 по 2016 год можно было бы обсуждать использование этого метода.
Проблема в том, что при ЭКМО требуется массивная и длительная гепаринизация (гепарин – препарат для предотвращения свертывания крови – Прим. ред.). А при гриппе А (H1N1) часто развивается геморрагический синдром (кровоточивость), и другие осложнения при которых  ЭКМО противопоказано. Мы не ретрограды, но четко понимаем, что этот метод имеет очень ограниченное применение и не может существенно повлиять на лечение пациентов с гриппом.
- Уровень госпитализации с началом эпидемии вырос невероятно. Не пробьет ли эта эпидемия огромную брешь в бюджете городского здравоохранения?
- Если не будет создан механизм, по которому клиникам будут возмещаться все затраты и убытки, то у них точно будут проблемы. Пациенты поступают постоянно, чтобы освободить койки, мы досрочно выписываем пациентов, у которых нет угрозы жизни. А эту угрозу снимаем, благодаря применению очень дорогих лекарств. То есть стоимость их лечения для клиники – высокая, а количество дней госпитализации – небольшое. Оплата в системе ОМС зависит от длительности госпитализации. Получается, чтобы помочь всем, кто в нашей помощи нуждается, мы лечим с убытком для стационара. Больницы, которые нам помогают во время эпидемии, тоже терпят большие финансовые убытки.
Мало того, в системе ОМС плановые задания на год ограничены. А с такой огромной нагрузкой в начале года мы плановое задание можем уже к осени выполнить. И как работать дальше? Для инфекционного стационара плановое задание – странная идея. Больница им. Боткина оказывает экстренную помощь, а она требуется в зависимости от эпидемиологической ситуации в городе. Кто ожидал, что в этом году будет такая высокая заболеваемость гриппом и ОРВИ? Необходимы механизмы компенсации за повышенную нагрузку для стационаров в условиях чрезвычайных ситуаций, в том числе перепрофилированных - без них с этим потоком пациентов мы бы не справились. Ведь в это время не исчезли другие инфекции – 30-40 пациентов ежедневно поступают с кишечными инфекциями, нейроинфекциями и другими.
- Но если никто не был готов к такой эпидемии, значит, и специфических лекарств, необходимых для противовирусной терапии ни у кого не было. Чтобы их закупить, нужно время.
- Эта эпидемия еще раз показала, что ФЗ-44 не позволяет гибко реагировать на ситуацию в здравоохранении. Система закупок, которая пригодна для промышленников, не пригодна для больниц. Мы готовились к кишечным инфекциям, закупили препараты, в это время приходит грипп. А деньги потрачены. Небольшой резерв препаратов всегда есть, но он не рассчитан на такое число пациентов. Город с этим справился, но это стоило больших усилий. Их не пришлось бы предпринимать, если бы была возможность обратиться, как прежде, в уполномоченную компанию, а она под гарантийные письма доставляла бы нам необходимые лекарства под конкретных пациентов в зависимости от ситуации с заболеваниями. А сейчас попытки купить на год лекарства для всех обречены — профиль наших инфекционных отделений, в зависимости от заболеваемости, меняется до 8 раз за год. Это же инфекция.
- Следует ли ждать вторую волну эпидемии гриппа?
- Вторая весенняя волна во всех учебниках описана, как волна гриппа В. Она не такая интенсивная, но более продолжительная. Переход к ней происходит постепенно. Сейчас в основном выявляется грипп А (H1N1) – около 64%. Но параллельно циркулируют и другие вирусы, причем один пациент может быть инфицирован «свиным» и сезонным гриппом одновременно. Во время роста уровня заболеваемости мы всех тестировали в основном на вирус гриппа А (H1N1). Но как только к исследованиям подключился НИИ гриппа, мы стали получать данные по всем циркулирующим вирусам. И в структуре заболеваемости стало видно больше вируса В. Пока не потому, что его стало больше, а потому что его стали искать. Постепенно, как и в предыдущие годы, он «вытеснит» грипп А (H1N1).  Но сейчас еще рано об этом говорить. Подождем конца эпидемии.
Ирина Багликова
© Доктор Питер
Число тяжелых заболеваний гриппом в Петербурге продолжает снижаться
На прошлой неделе в петербургские больницы госпитализировали 596 пациентов с гриппом и ОРВИ. «Свиной» грипп - А (H1N1)подтвердился у каждого третьего госпитализированного.
В Петербурге уверенно снижается число госпитализаций из-за гриппа. Если в последнюю неделю января, на которую пришелся пик эпидемии, в больницы доставили 1627 человек, то на прошлой неделе (8-14 февраля) в стационары госпитализировали в 3 раза меньше пациентов — 596 человек. Основную нагрузку на себя взяла Боткинская больница — туда госпитализировали почти половину пациентов с гриппом и ОРВИ (270 человек).
У каждого третьего был обнаружен вирус гриппа А (H1N1) — его лабораторно подтвердили у 197 человек. 11 пациентов попали в больницы из-за так называемого сезонного гриппа  А (H3N2), еще 11 — из-за гриппа В. Напомним, именно грипп В может вызвать вторую весеннюю волну эпидемии гриппа.
© Доктор Питер
Экономисты предлагают ввести в российских клиниках нормирование труда
Как обеспечить выполнение необходимого объема работы в клинике при сокращении кадров, при этом добившись увеличения зарплат? По мнению профессора Высшей школы экономики Фарита Кадырова, один из важных инструментов, который пока только обсуждается — это нормирование.
Из-за сложной экономической ситуации говорить об увеличении кадров в здравоохранении не приходится. Более того, некоторые руководители вынуждены сокращать сотрудников в попытке повысить зарплаты оставшимся. Заместитель директора Центрального НИИ организации информатизации здравоохранения Минздрава России Фарит Кадыров считает, что необходимо прибегнуть к нормированию труда, чтобы обеспечить необходимый объем работы и не допустить снижения доступности медицинской помощи.
- Ни в одном из учреждений нет норм труда. Даже если приказом руководителя установлена нагрузка, она не является нормой труда с точки зрения трудового кодекса. Кадровый потенциал нужно считать не по головам, а по объему деятельности, которую могут обеспечить сотрудники. В этом плане нормирование дает большие возможности, хотя бы в первичном звене, - отмечает профессор. - Особенно это касается лабораторной и диагностической работы. Мы понимаем, что штатные нормативы не менялись десятилетиями — а оборудование так быстро совершенствуется, что трудозатраты существенно сократились. Пока же у руководителей нет даже возможности оценить, сколько же учреждению нужно, например, врачей-лаборантов.
Как отмечает профессор, нормирование позволяет повысить нагрузку на законном основании, в то время, как критерии, устанавливающиеся в рамках эффективного контракта, не обязательны для исполнения.
- Если установлена норма труда, то работник не имеет права ее не выполнить. Его можно наказать вплоть до увольнения. Дисциплинарное взыскание — обязательный элемент, который можно использовать отдельно в виде административного давления. Норму труда можно установить с помощью статистического метода — на основе отчетов об объеме работы и численности персонала, выполняющего эту работу.
© Доктор Питер
Титан вместо шейных позвонков
Петербургские хирурги провели уникальную операцию по протезированию сразу пяти шейных позвонков, пораженных метастазами.
Михаилу Александровичу 62 года и он уже около шесть лет борется с онкологическим заболеванием, одним из осложнений которого стало поражение позвонков метастазами. Ситуация была более чем критической. Как правило, врачи проводят операцию только при первичных опухолях позвоночника. Причем известно только об 11 операциях, которые хирурги провели на верхнем шейном отделе, где располагаются стволы головного и спинного мозга. За протезирование сразу пяти шейных позвонков, при этом пораженных метастазами, ранее не брался ни один хирург.
Однако в Петербурге уже сложился тандем врачей, регулярно проводящих сложнейшие операции на позвоночнике у онкологических пациентов. Научный руководитель отделения нейроортопедии с костной онкологией РНИИТО им. Вредена, завкафедрой травматологии СЗГМУ им. Мечникова, профессор Дмитрий Пташников и заведующий хирургическим торакальным отделением НИИ онкологии им. Петрова, профессор кафедры онкологии СЗГМУ Евгений Левченко провели первую совместную операцию в 2009 году.
Знания врачей дополняют друг друга. Пташников – вертебролог, занимается операциями на позвоночнике при различных травмах и заболеваниях. Левченко – торакальный хирург-онколог, специализирующийся на удалении опухолей грудной клетки и шеи. За семь лет они провели 15 операций на шейном, грудном и поясничном отделах позвоночника, удаляя как первичные, так и вторичные опухоли. Уровень сложности процедур при этом все время повышался. Поэтому операция по протезированию сразу пяти шейных позвонков стала закономерным этапом в работе.
«Прецедент возник не случайно. В наше поле зрения попал пациент, который страдал распространенным заболеванием, неоднократно был оперирован, но, к сожалению, все предыдущие методы лечения не давали результатов. Дальнейший прогресс заболевания привел бы к осложнениям, которые считаются несовместимыми с жизнью пациента. Поэтому сама безысходность операции послужила ее началу. Мы были морально к этому готовы. Ранее мы уже делали операции на пациентах с метастатическими процессами, которые в глазах врачей, чего греха таить, являются бесперспективными. Я не говорю, что такие действия всегда приводят к победе. Но каким-то пациентам мы улучшаем качество жизни, кому-то – увеличиваем ее продолжительность. Так шаг за шагом отвоевываем позиции», - пояснил Пташников.
Но сначала врачи должны были удостовериться в том, что опухоль не чувствительна к лучевой и системной химиотерапии в стандартной дозировке. В таком случае хирургическое вмешательство нецелесообразно. Но когда стало ясно, что операция – это единственная возможность, врачи постарались провести ее в наименее травматичной для пациента форме. Тем не менее сложную процедуру пришлось делать в два этапа.
Во время первой операции пациенту удалили дужки пяти шейных позвонков (со второго по шестой), зафиксировали затылочную кость, а также первый и седьмой позвонки с помощью титановых винтов и штанг. Во время второй процедуры пять позвонков, пораженных опухолью, удалили. Вместо них установили сетчатую титановую трубку, заполненную цементом. Работа была в прямом смысле слова ювелирной.
«Уникальность операции состоит в том, что она проводилась на шейном отделе позвоночника. Там расположены жизненно важные структуры – сосуды, которые питают головной мозг, а также нервные структуры, ствол спинного мозга. Задача сохранить все эти структуры была очень сложной. Что все это удалось – дорогого стоит», - рассказал Левченко.
Первая операция длилась шесть часов, вторая – восемь. Ослабленный болезнью пациент в сумме потерял шесть литров крови, однако быстро пошел на поправку. После операции прошло лишь около двух месяцев, а Михаил Александрович уже почти вернулся к нормальной жизни. Правда, пока носит шейный корсет.
По словам врачей, в операциях, связанных с большим риском, только сам пациент принимает окончательное решение – соглашаться ли на вмешательство хирургов.
«Я никогда не уговариваю. Мы раскрываем перед пациентом все карты, говорим о перспективах, о возможностях, и он принимает решение. Потому что жизнь – это самое ценное, что у него есть. Иногда, когда мы видим очень большое желание человека, готовы согласиться на рискованную для него операцию. Так как многое зависит от того, как человек будет «вытаскивать себя в постоперационном периоде», - объяснил Левченко.
«Да, последнее слово формально остается за пациентом. Но когда ты разговариваешь с врачом, видишь его глаза, руки, его отношение к этому, то тогда и делаешь окончательный выбор, - пояснил перенесший операцию пациент. - Меня поразила честность врачей и профессиональный подход к делу. Когда человек прямо говорит: «Парень, мы тебе 20% даем, а остальное все на неудачу", - это сразу располагает. Если бы у меня было 2% плюсов, а остальные минусы, я бы все равно сказал "да". Потому что пациент должен верить в себя, и таким образом помогать врачам».
Однако проблема в том, что пациенты, которые нуждаются в таких сложных операциях, не всегда могут получить квалифицированную помощь.
«При активной выявляемости количество таких операций в нашем федеральном центре не будет превышать двух-трех десятков в год. Но сегодня, к сожалению, и пациентов и врачи первичного звена, то есть районные онкологи, не всегда владеют информацией о возможности такого лечения. Это сужает круг людей, которые в итоге получают высокотехнологичную медицинскую помощь. А она безусловно доступна, все операции выполняются бесплатно по федеральным квотам. Никаких очередей значительных нет. Но иногда просто выбор врача у пациента занимает много времени. По нашим данным, от первого болевого синдрома до операции у многих проходит от 34 до 38 месяцев. Это упущенное время», - отмечает Пташников.
Хирурги сетуют на то, что российские пациенты до сих пор испытывают большое доверие к разным шарлатанам и нетрадиционной медицине. Однако есть надежда, что со временем благодаря повышению информированности граждан лечение серьезных заболеваний всегда будет проходить на ранней стадии.
«Но и четвертая стадия в наше время – это не приговор. Горизонты медицины все время расширяются. И даже при значительных метастатических процессах можно достичь серьезных изменений. Это нужно знать», - отметил Левченко.
Теперь хирурги из Петербурга рассказывают о своем опыте зарубежным коллегам и отмечают, что на международных конгрессах эта информация вызывает огромное любопытство. «Как видите, и в России есть технологии, которые не стыдно транслировать за рубеж», - уверен Пташников.
Роспотребнадзор: В Россию завезен вирус Зика
В России зарегистрирован первый случай завоза лихорадки Зика, сообщает Роспотребнадзор. Сейчас заболевшая пациентка находится в боксе инфекционного стационара.
Пациентка заразилась вирусом Зика на отдыхе в Доминиканской Республике. Когда она прилетела обратно в Москву, проявлений заболевания не отмечалось, однако через несколько дней самочувствие женщины ухудшилось, у нее появилась температура и сыпь. 
Как сообщает Роспотребнадзор, пациентка была «незамедлительно госпитализирована с рекомендацией обследования на лихорадки». По результатам лабораторного исследования отечественной тест-системой в биологических жидкостях заболевшей выявлен вирус Зика.
На авиаборту, которым женщина прибыла из Доминиканской Республики, уже проведен весь комплекс необходимых противоэпидемических мероприятий. Установлено медицинское наблюдение за контактными членами семьи, клинических проявлений заболевания не выявлено, результаты исследований на вирус Зика отрицательные.
Состояние самой пациентки врачи оценивают как удовлетворительное.
Случаи инфицирования вирусом Зика зарегистрированы в 35 странах мира: Барбадос, Боливия, Бразилия, Кабо-Верде, Колумбия, Эквадор, Сальвадор, Фиджи, Французская Гвиана, Гваделупа, Гватемала. Гайана, Гаити, Гондурас, Мальдивы, Мартиника, Мексика, Новая Каледония, Панама, Парагвай, Пуэрто-Рико, Виргинские о-ва (США), Сен-Мартен, Самоа, Соломоновы острова, Суринам, Таиланд, Венесуэла, Никарагуа, Американская Самоа, Тонга, Коста-Рика, Сант-Мартин, о. Кюрасао, Ямайка. При появлении одного или нескольких симптомов заболевания (жар, сыпь, конъюнктивит, боли в мышцах и суставах, усталость) в течение 2-3 недель после возвращения из этих стран необходимо незамедлительно обратиться к врачу.
© Доктор Питер
В России вскоре могут быть запрещены генно-модифицированные продукты
Законопроект, инициированный депутатом-единороссом Евгением Федоровым и запрещающий производство и импорт генно-модифицированных продуктов, получил одобрение правительства. Однако ГМО-продукты в настоящее время используются крайне незначительно. По данным Роспотребнадзора, если в 2003 году 12% продуктов на продуктовых полках содержали эти компоненты, то к прошлому году показатель снизился до 0,08%. Выращивание ГМО-продуктов разрешено. По оценке Дмитрия Рылько, гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), до 3–5% посевных площадей сои и кукурузы на юге страны является ГМО, а для других сельхозкультур доля ГМО стремится к нулю.
Эксперты указывают, что возможные интересанты этого запрета — производители пестицидов, так как ГМО-растения не поддаются вредителям. «Российский рынок пестицидов оценивается в 80–90 млрд руб., и, понятное дело, никто эти деньги из рук выпускать не собирается»,— развивает мысль Александр Гапоненко из Института биологии развития им. Н. К. Кольцова РАН.
За нарушения требований воздухоохранного законодательства в Казани в 2015 году приостановлена деятельность 13 предприятий
(Город Казань KZN.RU, 15 февраля). За минувший год в Казани устранено 98,3% нарушений в области природоохранного законодательства. Инспекторы управления провели 3425 проверок, в том числе на 420 предприятиях и объектах. В результате было выявлено 2300 нарушений, из них устранено 2261. Об этом рассказал  начальник Центрального территориального управления Министерства экологии и природных ресурсов РТ Ильхам Сабиров в ходе своего выступления на деловом понедельнике в Исполкоме города. Он подчеркнул, что в рейтинге экологичного развития городов России за три года Казань поднялась сразу на 37 строчек. Если еще в 2012 году столица Татарстана занимала 45 место, в 2013 году – 16 место, то в 2014 году – уже 8 место.
По словам начальника ЦТУ Министерства экологии и природных ресурсов РТ, около 72% загрязнений приходится на автотранспорт. Актуальным остается вопрос перевода транспортных средств на газомоторное топливо. Ежегодно специалисты управления совместно с сотрудниками ГИБДД на стационарных постах проводят операцию «Чистый воздух». За год проверено около 1000 автомобилей, выявлено 218 фактов превышения загрязняющих веществ, составлено 218 протоколов.
Выявлять нарушителей помогают жалобы граждан на деятельность предприятий – в прошлом году поступило 120 обращений от жителей, недовольных состоянием атмосферного воздуха. «Судом приостановлена деятельность двух предприятий – ООО «Амика» и ООО «Хаерби». За грубые нарушения требований воздухоохранного законодательства приостановлено действие разрешения на выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух и по решению суда приостановлена деятельность 13 предприятий и организаций нарушителей», - отметил Ильхам Сабиров.
Напомним, для активных горожан, которые проявили бдительность и рассказали о нарушениях, денежное вознаграждение увеличили до 1500 рублей.  «За год в управление поступило 2419 обращений, в том числе через систему «Народный контроль» - 94 обращения, все они рассмотрены. Составлено 1298 протоколов, выдано 160 предписаний, 114 представлений на устранение нарушений. Всего наложено штрафов на сумму порядка 10 млн. руб., предъявлено 19 претензий и исков на сумму около 37 млн.руб., 76 материалов по расчету ущерба находятся в работе», - рассказал Ильхам Сабиров.
Также в городе в круглосуточном онлайн-режиме работают 4 автоматизированные станции контроля загрязнения атмосферного воздуха, две передвижных экологических лаборатории, установлено видеонаблюдение на крыше физического корпуса КФУ. В случае обнаружения превышения загрязняющих веществ в воздухе в местах расположения предприятий, информация передается в Росприроднадзор и в Роспотребнадзор.
Не допускать нарушений со стороны предприятий, а напротив, привлечь их к охране окружающей среды, тесно взаимодействуя с каждым конкретным руководителем, предложил Мэр Казани. «Я предлагаю более детально подойти к вопросу экологии. Необходимо вести целенаправленную работу с каждым предприятием в городе. Все они имеют собственные программы охраны окружающей среды, с которыми нам нужно детально ознакомиться, встретившись с каждым руководителем, - считает И.Метшин. - Мы сможем в вопросах экологии продвинуться дальше, если узнаем, чем им необходимо помочь, чтобы сделать работу эффективнее. Причем далеко не всегда на это требуются денежные средства, половина успеха в этом вопросе – внимание со стороны каждого руководителя промышленных предприятий города». Мэр также отметил, что в городе есть предприятия, которые защите окружающей среды уделяют особое внимание, и таких руководителей необходимо поощрять, а есть и те, кто считают этот вопрос второстепенным. Проанализировать этот вопрос детально глава города предложил совместно с представителями депутатской комиссии, Исполкома Казани и Министерства экологии и природных ресурсов РТ.
Роспотребнадзор: всего 15 случаев гепатита В было зафиксировано у детей в 2015 году

По словам главы ведомства, значительно снизилась детская заболеваемость дифтерией, столбняком
МОСКВА, /ТАСС/. Всего 15 случаев заболевания гепатитом В среди детей в возрасте до 14 лет в РФ было зафиксировано в прошлом году, сообщила глава Роспотребнадзора Анна Попова на открытии XIX Конгресса педиатров России.
"Практически нет гепатита В у детей: за 2015 год у детей до 14 лет было зафиксировано 15 случаев", - сказала она.
Также, по ее словам, значительно снизилась детская заболеваемость дифтерией, столбняком. "Это, конечно, большое достижение, что нет дифтерии и нет столбняка. А нет их потому, что наши дети хорошо привиты", - подчеркнула Попова.

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/obschestvo/2663252

 


  

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter